Выживет только одна Петропавловская. Грозит ли первому сооружению Петербурга уничтожение ради гала-холла

На Заячьем острове могут снести найденную археологами дерево-земляную крепость, которая была предшественницей каменной Петропавловской.

Красную ковровую дорожку, грезившуюся директору Музея истории Санкт-Петербурга возле будущего гала-холла в Меншиковом бастионе Петропавловской крепости, археологи «скатали» обратно. В толще земли внутри бастиона обнаружилась дерево-земляная крепость, предшествовавшая всем известной каменной. Но уникальная находка, теоретически способная даже «состарить» Петербург на пару лет, мешает планам музея. И теперь ее судьба – под вопросом. А виной тому может оказаться банальная тяга к красивой жизни.

Работы в Меншиковом бастионе Петропавловской крепости ведутся без привлечения внимания — хотя ученым есть чем похвастаться. А именно – дерево-земляной крепостью: в толще бастиона скрывались остатки земляных валов с дерновой обкладкой и деревянный сруб. Размеры сохранившегося фортификационного сооружения, судя по всему, соответствуют размерам всего Меншикова бастиона: часть открылась в одном его конце — часть в другом. Но, чтобы первое сооружение Петербурга показалось целиком, археологам нужно время.

Однако уникальная находка пришлась некстати для руководства Петропавловской крепости, и сразу по двум причинам. Официальная — состояние шпица (угловой части) самого Меншикова бастиона, на котором с 2011 года ведутся противоаварийные работы из-за намокания его стен — внешних и внутренних.

«По согласованию с КГИОП, нам нужно было произвести выемку земли колоссальным объемом — 11 тысяч кубических метров – до нулевой отметки, – рассказал «Фонтанке» директор Музея истории Санкт-Петербурга Александр Колякин. – Это было необходимо, поскольку земля между стенами Меншикова бастиона постоянно находится во влажном состоянии и передает эту влагу кирпичам».

В КГИОПе информацию о выдаче разрешения на выемку грунта подтвердили: «В 2011 году согласован представленный Государственным музеем истории Санкт-Петербурга акт по результатам государственной историко-культурной экспертизы, в которых аттестованными экспертами были подтверждены выводы о том, что грунтовая засыпка негативно влияет на сохранность объекта культурного наследия федерального значения «Бастион Меншиков» и её выемка может быть осуществлена при условии сохранения всех каменных конструкций».

В ходе этой самой выемки земли и была обнаружена более старая крепость. Теоретически о ней знали еще с 50-х годов ХХ века. Но практически она вышла на свет божий в 2012 году. И это было только начало.

«В результате исследований выяснилось, что внутри шпица полностью сохранился вал дерево-земляной крепости 1703 года, – сообщал несколько лет назад сайт отдела охранной археологии Института истории материальной культуры РАН. – Проведенные зачистки выявили верх вала бастиона, а также земляные пониженные фланки для установки орудий. Расчищены остатки дерновой облицовки вала с укреплением дерна через сажень (2,1 м) деревянными кольями (котлован 1)».

Исследования пролили свет на то, как эта дерево-земляная крепость строилась. Например, они опровергли свидетельства иностранцев, посещавших город в начале XVIII века, о том, что землю для вала свозили из разных мест. Также археологи рапортовали о находках XVIII – XX веков и поясняли необходимость проведения археологического исследования до материка — чтобы изучить причины разрушения кладки крепости 1703 года.

Но есть одна беда: наличие более старой крепости, которую в 2017 году включили в перечень выявленных объектов культурного наследия, ставило крест на планах выемки грунта до нулевой отметки. Как бы дико это ни звучало, но руководство Музея истории Санкт-Петербурга заговорило о выборе, какую из крепостей на этом участке сохранять, поскольку перенос дерево-земляных укреплений невозможен в силу их конструкции и, судя по всему, масштаба (работы ведутся на площади в несколько тысяч метров).

«Пока я не вижу возможности совместить одно с другим, – объяснил Александр Колякин «Фонтанке». – Потому что найденный вал находится выше нулевой отметки, найденный сруб — ниже нулевой отметки. Что хотят археологи? Если обследовать, зафиксировать и потом сказать «делайте что хотите» – это один разговор. Если они будут говорить, что это должно стать достоянием мировой общественности — это другой разговор. Мы нашли сейчас некие исторические артефакты одни внутри других. Это не крымские поля, где покопал и ушел. И я боюсь, что сейчас кто-то, даже не знаю, кто это должен быть, скажет, что нужно расставлять приоритеты, что первично, а что вторично: то ли Меншиков бастион как часть крепости, то ли это дерево-земляное сооружение».

Развивая тему, Александр Колякин рассказал о своих опасениях о судьбе стен бастиона, которые, по его словам, могут просто «сложиться» из-за того, что между ними была вынута земля. Пояснил, что около 10 дней назад в Меншиковом бастионе уже обрушился пласт земли (засыпки бастиона) — и хорошо, что никого под ней не похоронило (кроме той самой уже раскопанной археологами части укреплений — и еще неизвестно, не повреждена ли она в результате этого инцидента).

«Там еще масса вопросов, потому что деревянное сооружение уходит вниз, а если обследовать и копать дальше, кто сказал, что мы не откроем линзу и Нева не придет в Меншиков бастион?» – задался вопросом директор музея.

Однако есть и другая причина масштабных работ в Меншиковом бастионе, о которой Александр Колякин говорит неохотно. Дело в том, что сооружение еще во времена губернаторства Валентины Матвиенко планировалось приспособить для современного использования, ходили слухи о ресторане. И не это ли было первопричиной работ – большой вопрос.

Если посмотреть историю госзакупок учреждения культуры, то, согласно данным системы «СПАРК», за 2011 год фигурируют четыре контракта. Первый, июньский, – на исследование бастиона с целью уточнения предметов охраны. Второй, августовский, – на экспертизу с целью обоснования возможности приспособления объекта для современного использования (победителем в обоих случаях был Институт по реставрации памятников истории и культуры НИИ Спецпроектреставрация, суммы контрактов превышали 400 тысяч рублей каждый). Уже в октябре музей объявил конкурс на проведение первоочередных ремонтно-реставрационных работ по шпицу Меншикова бастиона (около 29 миллионов достались АО «ПО «Возрождение»). И тогда же музей анонсировал конкурс на технадзор за выполнением этих работ на первом этапе (355 тысяч рублей, ООО КСК).

«Гидроизоляция бы позволила нам сделать фасадные работы на Меншиковом бастионе и предоставить городу пустое помещение, после чего город, как владелец, мог решать, для каких нужд это помещение ему нужно и нужно ли вообще», – пояснил в беседе с «Фонтанкой» Александр Колякин, явно избегая конкретики.

Однако после изучения сайта госзакупок оказалось, что конкретикой он все-таки обладает, и уже давно. В 2016 году музей разместил миллионный контракт на разработку эскизного проекта приспособления шпица Меншикова бастиона Петропавловской крепости под нужды музея. 21 марта 2018 года договор был переведен в статус исполненного.

«Фонтанке» пришлось повторно беспокоить господина Колякина.

«Мы хотели создать киноконцертный зал, выставочное пространство, гала-холл, – признал он. – В виде рисунков это действительно существует, в виде сборника наших предложений, которые никто не утверждал и не принимал».

В распоряжении нашего издания оказались кадры, на которых видны фрагменты старой дерево-земляной крепости в Меншиковом бастионе — сохранность укреплений впечатляюще высока. Так что самую большую угрозу, помимо возможных неаккуратных действий рабочих, ведущих противоаварийные работы, сейчас представляет тот факт, что границы этого выявленного объекта культурного наследия еще не установлены. А значит, они вдруг по каким-то причинам могут стать очень маленькими. Как раз чтобы вместить, например, гала-холл.

Алина Циопа,
«Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

Источник: fontanka.ru