Трехслойная дорога и плиты ниоткуда. Очистка Муринского ручья уперлась в смольнинскую арифметику

УФАС притормозило очередной конкурс на очистку Муринского ручья. Вместо временной дороги для экскаватора от Гражданского до Руставели хотели проложить чуть ли не 4-полосное шоссе.

«Комиссия установила, что участники должны предоставить подробное описание предлагаемых технологических решений», – корректно сообщили антимонопольщики 11 марта, рассказывая о решении по двум конкурсам на очистку ручья. Причина в том, что  выявить по имеющемуся описанию наилучшее предложение не представляется возможным. «Фонтанка» присмотрелась к сметам и, перефразируя известную поговорку, отмечает: нет ничего более доходного, чем временное. 

У Муринского ручья тяжелая судьба, которую разделило с ним утонувшее в очистных контрактах ГУП «Ленводхоз». Еще в 2017 году комитет по природопользованию разбил работы на два участка и объявил конкурсы. Синхронизировать работы предполагалось с реконструкцией Муринского парка, которой занимается комитет по благоустройству. Контракты по ручью на 18 млн и 31 млн рублей достались «Ленводхозу», тот привлек к работам «Ленгидротех», однако в итоге работы были выполнены www.fontanka.ru/2018/05/11/122/ менее чем на 30%, а соглашения расторгнуты. 

В самом парке между тем работы шли, так что задачу избавиться от болота посреди него никто не снимал. В январе были объявлены новые конкурсы www.fontanka.ru/2019/01/31/092/. Как уточняли в комитете по природопользованию, 2 года назад подрядчик успел очистить половину ручья между Гражданским проспектом и улицей Руставели. Теперь надо будет завершить очистку второй половины участка и укрепить берега на всем протяжении водоема. «Ленводхоз» в своем прежнем виде уже агонизировал, www.fontanka.ru/2019/01/09/079/, так что никакой Муринский ручей ему, разумеется, не светил. 

Разыгрывалось два участка: один протяженностью в 860 метров от Гражданского проспекта в сторону Руставели, и сразу за ним следующий — еще почти на 900 метров. По первому, на 26,5 млн рублей, успели опубликовать протокол рассмотрения заявок: из него неминуемо следует выбор в пользу ГУП «Экострой», подведомственного комитету по природопользованию и сменившего «Ленводхоз» на контрактах по очистке. По второму, на 27,6 млн, победа «Экостроя» и вовсе объявлена. Вмешались жалобы в антимонопольную службу. Подавало их ООО «Вира», участвовавшее в конкурсах, рассмотреть претензии комиссия УФАС успела перед мартовскими долгими выходными. О предписании комитету внести изменения в конкурсную документацию объявили уже на рабочей неделе. 

По данным «Фонтанки», когда люди сведущие посмотрели в техническое задание и сметы, то поперхнулись. По второму конкурсу больше всего их впечатлили показатели временной дороги, которая необходима для проведения работ. Всего указано 1999 железобетонных плит 3 на 1,5 метра; за вычетом стройгородка и перегрузочных площадок непосредственно на проезд техники остается 1550.  Получается, что на 900-метровом участке берега появится дорога в 2,3 километра, видимо с замысловатой трассировкой, если не предполагать, что плиты будут укладывать в три слоя. Кроме того, в смете к этому конкурсу не просматриваются расходы на монтаж временных сооружений, только на демонтаж. Первое предположение — мол, дорога осталась еще с 2017 года, когда на ручье работал «Ленгидротех», – не бьется с актами выполненных тогда работ да и с натурными наблюдениями. 

Трехслойная дорога и плиты ниоткуда. Очистка Муринского ручья уперлась в смольнинскую арифметику

По первому конкурсу — обратная ситуация. В смете есть расходы на монтаж плит (более вменяемое количество, порядка 550 штук), но нет — на разбор. Опять же можно было бы предположить, что заказчик настолько не верит в успех предприятия, что решил от греха подальше не разбирать дорогу — мало ли сколько еще конкурсов придется объявлять на завершение работ.  Но и это не стыкуется с проектом организации строительства, где перечислены и разборка временной дороги, и вывоз — как плит, так и подстилающего песка и щебня.

Вся это могучая дорожно-строительная деятельность призвана обеспечить относительно небольшой объем работ. Понятно, что кроме очистки ручья есть еще и берегоукрепительная часть, но все же в титульной части контракта значатся именно донные отложения. При этом в локальной смете по первому участку указана разработка порядка сотни кубометров грунта, по второму — 3,2 тысячи кубов. «Пара недель с перекурами», – говорят собеседники «Фонтанки». На фоне этих объемов доля временных сооружений в общей смете доходит до 30% в первом лоте. Во втором ее сложно оценить: как уже говорилось, в этой причудливой документации есть цифры только на демонтаж, 2 с лишним миллиона. Но откуда-то эти плиты же должны взяться: 1999 штук стоимость в 3 – 4 тысячи рублей каждая. 

Источники «Фонтанки», близкие к комитету, не удивлены тем, что эти несуразности относятся именно к временным сооружениям. Когда в 2017 году заключались аналогичные и в итоге неисполненные контракты, в техзадании значился куда более дорогостоящий принцип работы —  с использованием плавучего земснаряда Big Float и перекачкой обводненных илов.  К 2019 году стало понятно, что заводить в узкий ручей этот очистной авианосец бессмысленно, чистить надо с берега экскаватором. 

В то же время средства на доведение работ до конца уже зарезервированы, так что при удешевлении технологии предсказуемо выросла стоимость других составляющих, в данном случае временных сооружений. Именно потому, что они временные. «Пойди потом проверь, сколько выложили плит, 1900 или 190, – говорит собеседник издания. – А если забор строительный вокруг поставить — то вообще сказка». По информации «Фонтанки», некоторых потенциальных подрядчиков оттолкнула от идеи поучаствовать в конкурсе именно эта инопланетная арифметика; даже если бы компания со стороны получила контракт, ей бы потом припомнили каждую недоставленную из этих 2 тысяч плит, вне зависимости от того, нужны они в реальности или нет.  Другое дело, если работы выполняет подведомственное предприятие, которое само же и разработало проектно-сметную документацию — а именно «Экострой» составлял ее для Муринского ручья. 

В комитете по природопользованию не согласны, что нестыковки налицо. «Это просто чье-то мнение, – говорит глава комитета Игорь Григорьев. – Почему это мнение выше, чем мнение специалистов, которые делают проект? При чем здесь количество плит? Я проект не смотрел, цифр не знаю, но маловероятно, что такие ошибки есть. Думаю, будем обжаловать это решение в арбитражном суде».

Между тем сразу три истории, где на одном поле встречались «Экострой» и «Ленводхоз», получили продолжение в последнее время. 12 марта стало известно, что арендованные шаланды в ковше Смоленки, которые «Экострой» оставил там зимовать, все же начали тонуть, как и предупреждали эксперты. Именно Смоленка стала последним очистным контрактом «Ленводхоза», который ему так и не дали исполнить. Тогда же «Фонтанке» стало известно о развитии ситуации вокруг очистки Славянки. Напомним, следствие по делу о хищении там ведется в отношении бывших руководителей «Ленводхоза». Однако технадзор за странными работами осуществлял «Экострой». По данным издания, недавно в отдельное производство был выделен материал в отношении директора предприятия Валерия Дунисова, фигурирует статья за халатность. 

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

Источник: fontanka.ru