Особый сорт предпринимателей. Как жители Шамкира взяли под контроль поток овощей и фруктов в Россию

Подавляющее большинство успешных компаний, зарабатывающих на импорте овощей и фруктов в Россию, принадлежат азербайджанцам из одного района. Их традиция захватила этот рынок, пережила кризисы, глобальную экспансию конкурентов. Сегодня они встречают новый вызов – контроль государства.

Александр Дроздов/Интерпресс

Сегодня среди названий крупных и средних компаний, ввозящих в Россию дары природы со всего света, проще назвать те, которые к Азербайджану не имеют  отношения. Несмотря на то, что в пятерке крупнейших таких две – «Невская фруктовая компания», которую связывают с именем Александра Френкеля, и «Глобус» Давида Калихмана – игроки этого рынка единодушно соглашаются, что усредненный портрет успешного фруктовика и в профиль, и в анфас имеет азербайджанские черты. «Фонтанка» исследовала генетику этого бизнеса и предсказывает будущее.

Шамкирский район, куда входит несколько сел и маленький городок Шамкир, располагается ближе к северо-западной части Азербайджана. Его площадь совсем немного превышает площадь Петербурга и составляет 1660 км2. Именно отсюда в советское и постсоветское время в Россию начали переезжать те, кто и построил сегодняшний бизнес по импорту овощей и фруктов. Цифры красноречивее эпитетов: в 2018 году, по данным федеральной таможенной службы, импорт фруктов и орехов в денежном выражении превысил планку в 5 млрд долларов, а овощей – 1,8 млрд долларов.

По различным оценкам, от 25 до 45% проходят непосредственно через те компании, которые специализируются на импорте. Большую же часть оставшегося ввозят крупные торговые сети калибра «Ашана» или «Ленты». Как устроен этот бизнес и о новогодних путешествиях цитрусовых с бананами «Фонтанка» уже рассказывала.

Тремя крупнейшими компаниями-импортерами – «Ахмед Фрут», «АйБаРус» и «Рузифрут» – владеют именно азербайджанцы, чьи судьбы связаны с Шамкирским районом. Национальная статистика сильнее видна, если выйти за пределы топ-5. Солидарны в оценке оказались владелец «АйБаРус» Эльчин Ахмедов и хозяин «Рузифрут» Эльбрус Мамедов – около 85% всех руководителей и владельцев компаний, которые занимаются импортом фруктов и овощей, являются их земляками. При этом оба уточняют, что в их компаниях подавляющее большинство сотрудников из числа ключевых менеджеров компаний-импортеров представлено русскими.
 
«В Азербайджане уже не первое десятилетие выращиваются овощи и фрукты, в том числе и те, которые идут на импорт. А в Шамкирском районе – это основное занятие, даже ремесло, если можно так сказать. И в советские годы, и в постсоветский период много всего шло именно отсюда. Сейчас здесь производственный цикл поставлен на широкую ногу, очень развита система парников», – рассказывает Эльчин Ахмедов, доросший с одной фуры апельсинов в 90-х до компании с 8 млрд выручки и чистой прибылью в 48 млн рублей за 2017 год.

Он вспоминает, что первый всплеск активизации земляков из района произошел после прихода к власти Михаила Горбачева. Тогда фермеры получили реальную возможность вывозить свои товары, и многие из них начали делать это именно через петербургский порт. Постепенно торговля вышла на рынки – с легкой ностальгией звучат названия Сытного и Торжковского. Открывшиеся в 90-е границы оттянули импорт из Азербайджана, но привлекли оттуда кадры. Тогда в союзной республике жилось немногим лучше, чем в России: голодно, война в Карабахе.

К середине нулевых в этот бизнес вошли предприниматели без привязки к национальности: Владимир Кехман, Шалми Беньяминов, Валерий Линецкий. Их структуры не выдержали мирового финансового кризиса 2008-го и наполеоновской логики своих владельцев. Фактически к 2011-2012 годам балом стали править вчерашние середняки-азербайджанцы, некоторым из которых удалось существенно прирастить своё дело обломками былых корпораций. Однако гегемония длилась не так уж и долго. Уже к 2015 году быстро набравшие обороты сети оттянули существенную часть импорта у новых хозяев фруктово-овощного рынка началом ведения собственной работы в международных поставках. И все же азербайджанцев удалось лишь подвинуть.

«Думаю, что нам просто удается «быть в рынке». Лично контролировать весь рабочий процесс, чувствовать, когда и что нужно закупить, лично договариваться с поставщиками. Конкретно в Шамкире раньше жили так: дети открывают глаза и первое, что они видят, – как их отец или дедушка приносит домой деньги, заработанные на овощах и фруктах. Там и сегодня очень развито это производство. Для людей это с самого детства семейное дело», – объяснил Эльбрус Мамедов. Традицией и плодородной почвой региона успехи своих земляков объясняет и председатель совета региональной общественной организации «Азербайджанская диаспора в Санкт-Петербурге» Сабир Мирзоев.

Сам Эльбрус Мамедов приехал в Петербург в 1996 году на летние каникулы, когда ему было 14 лет. Решил попробовать свои силы в традиционном для родных краев ремесле и преуспел. Сегодня его компания входит в пятерку крупнейших импортеров, а, по данным базы СПАРК, за 2017 год её выручка составила 5 млрд рублей, чистая прибыль — 55,9 млн рублей.

Однако, по предсказаниям нескольких игроков рынка, старых приемов и теплых отношений с поставщиками по всему миру, которые и позволили азербайджанцам удержаться на плаву в эпоху экспансии торговых сетей, сейчас становится недостаточно. «Все меняется: правила, подходы, требования. Бывалым игрокам становится все сложнее. Традиция оказалась не готова к новым вызовам современности, в том числе и азербайджанцы. Очень многие из бизнеса сейчас ушли в ретейл и продолжат уходить», – говорит Эльчин Ахмедов.

Наш собеседник в экономической полиции петербургского главка подтвердил комментарий  Ахмедова менее дипломатично: «Еще несколько лет назад во время рейдов или проверок, например, на Софийской базе, мы вместо хоть какой-то документации сталкивались с системой устных договоренностей. Какие-то сплошные тетрадки в клеточку с суммами и азербайджанскими именами. Все становится прозрачнее. Сейчас же, если захотеть, то можно сопоставить даже показания системы «Платон» с данными налоговой базы. Тем, кто все решает на родственных понятиях, хотя, конечно, их фирмами трудно назвать, становится труднее. Можно проследить товар от момента входа на территорию РФ до потребителя и обратно».

– То, что я сейчас скажу, вне моей служебной компетенции, но исходя из практики считаю, что исконным жителям этого региона мешает древний стереотип поведения, недостаток образования, ну и, конечно, нежелание платить налоги, – фактически изложил тему будущего сотрудник.          

Михаил Грачев,
Евгений Вышенков,
«Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

Источник: fontanka.ru