«Меркурий» метит в молоко. Почему бизнес снова не готов к внедрению «молочного ЕГАИС»

Чиновники устали слушать отговорки и запускают систему контроля за готовой молочной продукцией. Кому-то придется покинуть рынок, но эта жертва оправданна, соглашаются потребители.

Роман Пименов/Интерпресс

О том, что Россельхознадзор больше не намерен откладывать запуск системы «Меркурий», аналога ЕГАИС для молочных продуктов, заявил 18 марта в ходе пресс-конференции Сергей Кармазин, руководитель управления ведомства по Петербургу, Ленинградской и Псковской областям. По его словам, Минсельхоз готовит приказ, который делает ее использование обязательной – с 1 июля для молочной продукции, с 1 ноября для кисломолочной.

Закон о внедрении федеральной государственной информационной системы (ФГИС) «Меркурий» был принят в 2015 году. Ее участниками должны стать все предприятия, участвующие в обороте животной продукции: мясокомбинаты, птицефабрики, молочные заводы, производители морепродуктов, а также логистические центры, магазины, рестораны и гостиницы.

ФГИС не только должна была избавить участников рынка от бумажной волокиты с ветеринарными сертификатами, но и позволить отслеживать весь путь продукта от фермы до прилавка. Оператором «Меркурия» стал Россельхознадзор. Изначально запустить его планировалось с 1 января 2018 года, но из-за неготовности участников рынка старт был отложен на полгода. В прошлом июне, перед самым запуском, из списка исключили готовую молочную продукцию, производители которой предупредили о риске массовых сбоев и миллиардных убытков. Комментируя решение Минсельхоза, участники рынка ратовали за то, что ведомство или откажется от «Меркурия» вовсе, или же заменит на систему маркировки.

Минпромторг взялся разработать такую систему к осени 2018 года, но не преуспел. В феврале глава ведомства Денис Мантуров пообещал начать эксперимент «в ближайшее время», не назвав конкретных сроков.

А вот Россельхознадзор больше ждать не намерен. Введение электронной ветсертификации для других продуктов доказало работоспособность «Меркурия», подчеркнул Сергей Кармазин. Сейчас в ней работают 35 тысяч предприятий в Петербурге, Ленинградской и Псковской областях. Повышения цен, о котором предупреждали участники отрасли, не произошло. «Говорили, что это слишком дорого, что технология невозможная, но кто хочет найти оправдания, тот найдет», – отметил чиновник, порекомендовав участникам рынка не тянуть до последнего момента, поскольку в этот раз отсрочки не будет.

Сейчас все крупные переработчики Петербурга и Ленобласти работают со входящими электронными сертификатами (они просто заменили бумажные), а вот сертификаты на готовую продукцию, против которых и протестовали молочники, пока оформляет лишь одна компания – «Галактика». «Не все готовы, все ждут», – прокомментировал Кармазин.

Присутствовавшие на пресс-конференции представители отрасли поддержали желание Россельхознадзора бороться с некачественным товаром. «Сыры – самый фальсифицируемый продукт. Мы провели исследование полки одной из сетей, и поняли, что 50% всех наименований фальсифицированы. На 15% из них не указан производитель сыра, только изготовитель-фасовщик», – заявил Дмитрий Матвеев, председатель совета директоров ЗАО «Великолукский молочный комбинат». По его словам, 27% потребителей вовсе отказались от покупки сыра российского производства из опасения получить некачественный продукт.

«Импорт пальмового масла перевалил за 1 млн тонн в год, и 20% идет в молочку. Это влияет на конечную цену, и в итоге производители-фермеры не могут продавать сырье по нормальной цене», – согласился заместитель директора Пискаревского молочного завода Георгий Житмарев.

Но, объявляя войну фальсификату, чиновники рискуют выплеснуть вместе с водой младенца, то есть добросовестный бизнес. «Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется», – цитирует топ-менеджер «Армянское радио». По его мнению, необходимо доработать систему, а уже потом делать ее обязательной для всех.

Поскольку подключение молочных производителей увеличит нагрузку на «Меркурий» в два раза, технические сложности неизбежны. «Самолеты Boeing падают, машины Tesla гробят людей. Там тоже не глупые люди прописывали алгоритмы. Чтобы самолет не ушел в штопор, надо всегда предусмотреть ручной режим», – резюмировал Георгий Житмарев.

В частности, Пискаревский предлагает разрешить поставщикам товаров с коротким сроком годности сначала отгружать продукцию, а потом уведомлять систему. «Мы развозим продукцию ночью по 2 тысячам точек. Если случится сбой, который служба поддержки устранит только наутро, мы не продадим половину товара, в следующий раз сети закажут в два раза меньше», – говорит он. В итоге пострадает сама компания и фермеры, у которых она покупает сырье.

Президент Ассоциации крестьянских хозяйств и кооперативов Петербурга и Ленобласти Михаил Шконда также высказался за доработку «Меркурия». «Наше предложение – увеличить срок «гашения» документов для небольших предприятий. Фермерам сложно делать это день в день», – сказал он.

Сергей Кармазин сообщил, что Россельхознадзор готов пойти навстречу бизнесу, но диалог возможен только с теми, кто внедрит систему, а не использует возможные недочеты, чтобы тянуть время.

«Да, будет падать, будет ломаться, да, не будет электричества», – согласился с предпринимателями представитель движения «Объединение потребителей России» Александр Бражко. Части компаний придется уйти с рынка. Но такие жертвы стоят победы над фальсификатом, уверен он. По оценке организации, ежегодно россиянин съедает 13 кг «молочного суррогата», оборот такой продукции достигает 100 млрд рублей в год.

По данным Россельхознадзора, примерно четверть молочной продукции на полках магазинов лишь прикидывается таковой. При госзакупках в бюджетные учреждения доля нарушений достигает 46%. Пока у ведомства нет данных о том, как изменилась доля подделок по другим видам продукции, для которых «Меркурий» стал обязательным с лета 2018 года. «Это не происходит одномоментно, но мы пресекаем с помощью системы каналы поставок [сырья для подделки]», – пояснил Сергей Кармазин.

Желание бизнеса добиться отсрочки понятно. Хотя подключение бесплатно, но обслуживание ФГИС требует дополнительных расходов, которые для крупных предприятий могут составить от 3 до 6 млн рублей. А вот в том, что «Меркурий» реально поможет раз и навсегда решить проблему контрафакта, участники рынка сомневаются.

«Идея в том, что Россельхознадзор будет видеть, сколько поступило сырья и сколько продукции оказалось на выходе», – говорит Игорь Матвеев. Но пока «Меркурий» сможет видеть только отечественных производителей. А вот зарубежные ингредиенты, к примеру сухое молоко, отследить может быть проблематично. «Казахстан, Белоруссия, Армения используют свои системы, сейчас мы пытаемся с ними интегрироваться», – признал Сергей Кармазин.

Сама по себе система электронной ветсертификации не даст желаемого эффекта, говорит акционер группы «Галактика» Игорь Дю. «Справки выдает ветврач, которому сам производитель платит зарплату»,  – комментирует он. Кроме того, уличенные в подделке недобросовестные производители просто откроют новое юрлицо и зарегистрируются в системе заново, считает он.

«Галактика» решила доработать идею Минсельхоза, использовав модную технологию блокчейн. «Мы объединили «Меркурий» с нашей собственной системой прослеживания продукции. Сканируя QR-код на пачке, потребитель сможет узнать, от какой коровы молоко в конкретной упаковке, а при необходимости проверить ветсправку — тогда система переведет на сайт «Меркурия», – рассказал Игорь Дю. По его словам, разработка обошлась в «десятки миллионов рублей». Окупать ее компания намерена с помощью экотуризма выходного дня – при регистрации в мобильном приложении потребитель получит приглашение в совхоз и на молочный комбинат, где сможет посмотреть, как делаются продукты. Кроме того, «Галактика» намерена предлагать свое решение другим участникам рынка. Для них стоимость будет меньше, чем внедрение самого «Меркурия», – сказал Игорь Дю, но точной суммы не назвал.

Задача системы не в том, чтобы полностью искоренить использование немолочного сырья, а в том, чтобы дать потребителю выбор, заставив производителей точно указывать состав. «Если нет денег на натуральное, пусть покупают с пальмовым маслом, но знают об этом», – заключил он.

Галина Бояркова,
«Фонтанка.ру»

© Фонтанка.Ру

Источник: fontanka.ru