Ford: если не уйдем, то законсервируемся. Что потеряет и что выиграет регион от закрытия завода во Всеволожске

Решение о судьбе площадки ждут в середине марта. Прямые потери для бюджета в случае закрытия предприятия будут почти незаметными, но эффект домино ощутят производители комплектующих и дилеры.

Светлана Холявчук/Интерпресс

О том, что компания Ford Sollers рассматривает возможность закрытия завода во Всеволожске, сообщило агентство Reuters со ссылкой на источники в отрасли. По данным агентства, предприятие, которое выпускает модели Focus и Mondeo, может стать одной из первых жертв реструктуризации неэффективного европейского подразделения, которую компания анонсировала в начале января. «Фонтанка» проанализировала последствия остановки предприятия для экономики Ленобласти и Северной столицы.

В Ford Sollers «Фонтанке» подтвердили, что акционеры предприятия «проводят стратегический пересмотр планов» и «рассматривают несколько вариантов реструктуризации бизнеса». «Решение будет принято во втором квартале 2019 года», – отметили в компании. 

Но на самом предприятии утверждают, что ясность может наступить раньше. Как рассказал «Фонтанке» председатель первичной профсоюзной организации МПРА в Петербурге и Ленобласти и сотрудник площадки во Всеволожске Игорь Темченко, представители Ford Sollers посещали завод в конце февраля.

«Нам сказали, что в середине марта после совета директоров что-то решится. Возможно, будут сокращения, даже если завод продолжит работу», – сказал он. По словам Игоря Темченко, с начала марта на фоне низких продаж предприятие во Всеволожске приостановило выпуск модели Mondeo, хотя общий производственный план (95 машин в сутки) остался неизменным. Сейчас завод работает в одну смену четыре дня в неделю. По данным профсоюза, на нем трудятся 1030 человек, из которых около 800 заняты непосредственно на производстве. 

К решению компания должна прийти после подведения финансовых итогов за 2018 год. Но эксперты сомневаются, что руководству удастся совершить экономическое чудо. По данным СПАРК, в 2015, 2016 и 2017 годах ЗАО «Форд Мотор Компании» работало в минус. По итогам 2017 года выручка завода составила 1 млрд рублей, чистый убыток 46 млн рублей. 

В 2018 году Ford удалось незначительно увеличить продажи в России: дилеры продали 53 234 автомобиля — на 6% больше, чем в 2017 году. Но темпы роста оказались в два раза ниже, чем у рынка в целом (+13%), а значит, компания сократила свою долю. По итогам первых двух месяцев 2019 года компания снова ушла в минус: в январе—феврале спрос на продукцию Ford снизился на 45%, следует из опубликованного 6 марта отчета Ассоциации европейского бизнеса. 

«Общие продажи двух моделей Focus и Mondeo, которые собираются под Петербургом, за январь—февраль упали более чем в два раза», – говорит Михаил Чаплыгин, генеральный директор «Auto-Dealer-СПб». Впрочем, с марта у Focus ситуация может улучшиться из-за начала действия программы господдержки «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль».

По данным Reuters, помимо закрытия завода во Всеволожске Ford Sollers рассматривает отказ от площадки в Набережных Челнах, где делают модели EcoSport и Fiesta.  Производство в Елабуге, вероятнее всего, сохранится. Но не исключено, что завод продолжит выпускать только Ford Transit, отказавшись от Kuga и Explorer.

Власти Ленобласти пока сохраняют оптимизм. В ходе инвестфорума в Сочи глава региона Александр Дрозденко заявил, что площадка продолжит работу как минимум до конца 2019 года.  Как сообщил «Фонтанке» экономический вице-губернатор Дмитрий Ялов, перспектива закрытия пока не обсуждалась, вопрос реструктуризации тоже не стоит на повестке. Это можно считать хорошим знаком. «Когда глобальные вещи происходят, они всегда с нами встречаются и информируют», – сказал он. 

Но не обсуждала компания с правительством Ленобласти и возможность заключения специнвестконтракта с Минпромторгом, сказал Дмитрий Ялов. Ранее сообщалось, что эта мера поддержки должна прийти на смену истекающим соглашениям о промсборке. Производители должны пообещать правительству дополнительные инвестиции и усиление локализации, иначе потеряют субсидии на импорт комплектующих, что грозит серьезным ухудшением рентабельности. Ранее вице-премьер Дмитрий Козак призвал автоконцерны не затягивать и подать заявки до конца апреля. В Ford Sollers сообщили «Фонтанке», что СПИК является одним из вопросов стратегического пересмотра плана. Но обсуждается ли такой вариант для предприятия во Всеволожске или одного из заводов в Татарстане, не уточнили.

Бюджет не заметит потери Ford’a

Точную сумму налоговых поступлений в бюджет Ленобласти от Всеволожского завода Ford в правительстве  региона не раскрывают, но отмечают, что за прошлый год компания принесла  не более 0,1% отчислений. Общая сумма налоговых доходов составила 147 млрд рублей, а значит ЗАО «Форд Мотор Компани» заплатило около 147 млн рублей. Основными отчислениями, которые получает регион от производственных предприятий, являются налоги на прибыль и на имущество. 

Сейчас в региональный бюджет перечисляется 17% от прибыли, а 3% в федеральный. Компании, получающие убыток, налог на прибыль не платят. Но, по данным СПАРК, ЗАО «Форд Мотор Компани», которое работало в последние три года в минус, все это время перечисляло бюджету данный налог. В 2017 году его сумма составила 31 млн рублей. 

В комитете по финансам Ленобласти не раскрыли показатель за 2018 год, сославшись на налоговую тайну, но подтвердили, что в случае убытка компания могла получить свои деньги обратно. «Налог платился авансом ежеквартально. При пересчете можно вернуть или зачесть предприятию», – прокомментировали в ведомстве. 

Что касается налога на имущество, то бюджет даже сможет выиграть от закрытия предприятия. В 2015 году правительство Ленобласти разрешило ЗАО «Форд Мотор Компани» платить его по ставке 1,1% вместо 2,2%. Сообщалось, что с учетом льготы бюджет будет получать в 2016-2018 годах по 53 млн рублей. По словам Дмитрия Ялова, в конце 2018 года власти региона продлили действие льготы до конца 2021 года. Но если завод закроют, скидка с налога на имущество будет потеряна. Таким образом, размер поступлений может удвоиться. 

Кроме того, сейчас власти Ленобласти выделяют ЗАО «Форд Мотор Компани» субсидии на переобучение сотрудников. В 2018 году компания получила на эти цели 4,2 млн рублей. «В целом последствия для региона при возможном закрытии предприятия незначительные», – считают в комитете по финансам.

Налог на доходы физлиц  компания платит в федеральный бюджет, но затем в бюджет субъектов РФ зачисляются 85% от НДФЛ, а оставшиеся 15%  в местные. По данным первичной профсоюзной организации МПРА, средний оклад сотрудника завода во Всеволожске составляет 55 тысяч рублей в месяц. Размер НДФЛ при такой зарплате составит около 8,2 тысячи рублей в месяц, а отчисления от всех 1000 сотрудников – 8,2 млн рублей, или около 100 млн рублей в год.

Эффект домино

В случае закрытия завода во Всеволожске кадры смогут перетечь на петербургские предприятия, которые хотят расширяться или реализовывать проекты по выпуску комплектующих, считает Михаил Чаплыгин. Так, Hyundai планирует строительство в Петербурге нового завода двигателей в рамках специнвестконтракта. Аналогичные проекты можно ждать от Toyota, которая также готовится к заключению соглашения с Минпромторгом. Кроме того, в течение года может заработать площадка General Motors в Шушарах, которую хочет приобрести белорусский концерн «Юнисон».  

«В рамках такого большого промышленного города, как Петербург, такое количество высвобождаемых сотрудников точно найдёт работу»,- комментирует Ольга Копылова, руководитель отделений по подбору персонала Kelly Services. Но не факт, что новое место удастся подыскать сразу и с аналогичными условиями. Крупных кампаний по подбору персонала в автопроме в Петербурге, по данным агентства, не идет. Но, как и в случае с GM, альтернативой может выступить судостроительный кластер.

Но на этом экономические последствия от закрытия производства для региона не исчерпаны. В числе пострадавших могут оказаться производители комплектующих и автодилеры. Сейчас   продукция Ford локализована  на 60%. Но моторы, которые вносят наибольший вклад в показатель локализации, выпускаются в Татарстане. Среди местных поставщиков с компанией работают, например, производитель штампованных деталей ООО «Гестамп Северсталь Всеволожск» и изготовитель тормозных трубок ООО «Ти ай аутомотив». «У большинства производителей комплектующих деятельность диверсифицирована», – говорит Михаил Чаплыгин. Но, по мнению Игоря Темченко, потеря крупного клиента в любом случае станет ударом. 

Для дилеров Ford реструктуризация российского бизнеса тоже не пройдет бесследно. Сейчас в Петербурге семь салонов американской марки.  Собираемые во Всеволожске Focus и Mondeo занимают в продажах 15%, говорит совладелец автохолдинга «Аларм Моторс» Роман Слуцкий. Вряд ли после закрытия завода компания будет их импортировать, поэтому они просто исчезнут с рынка. В итоге количество центров может сократиться. Но если Ford решит сохранить производство не только Transit, но также Kuga, Explorer и EcoSport, потери будут не такими значительными.

Галина Бояркова, «Фонтанка.ру»

Источник: fontanka.ru